Коллекционер улыбок
Учу жизнь моим правилам.
Мигающий курсор в ее глазах, в которых всегда отражалось бесконечно безмятежное и странное небо, с холодными колющимися звездами и дым сигарет, который она так любила медленно выпускать, пряча в нем лицо, ей даже нравился потом запах от волос: шампунь и сигареты. Сейчас в ее глазах отражается мигающий курсор. Немного спутанные мысли, странные. Молчаливые. Иногда так громко молчат мысли, что не знаешь куда деть свою голову, чтоб она не раскалывалась так сильно от этой мысленной тишины. Лучше крик и бред, запутавшийся между ниток восковых чувств и эмоций, лучше так, чем тишина. Когда тихо, кажется что тихо не только в твоей голове, не только в твоем мозгу, а вообще везде, вокруг, повсюду. Люди, которые гуляют по улице со своим восполненным мозгом в голове, а может быть у кого-то он в сумке, люди с глазами-убийцами и руками-ласкателями, все эти люди становятся похожими на картоновые картинки, на секундную запечатленную вспышку жизни -на фотографию, а потом эту фотографию вырезали и привязали к ней ниточки и кукловод юморист управляет этими фотографиями и так получаются эти картонные люди, которые вокруг меня, когда тихо в моем мозгу. Пока тишина поедает сознание, проглатывая глаза, впутываясь в волосы, в это время дома ,деревья, магазины, орудия убийства, спрятанные в подъездах, шприцы, запрятанные под лестницами и маленькие потерянные варежки, одиноко валяющиеся на асфальте, все это становиться похожим на большой пластилиновый комок серого цвета, бесформенный и вонючий. Противный. Вязкий и засасывающий, боишься тронуть его руками, ведь потом руки будут вонять чем то странным, каким то мертвым запахом. Люди фотографии, повязанные железными нитками с этим миром пластилином - все что видят зрачки, когда в мозгу тишина. Медленно вздрагивая от холодно-вонючего запаха этой странности вокруг печального тела, зрачки пытаются вцепиться, пронзить и впитать жизнь, чего- нибудь живого, среди липкости. Но ничего нет. Зрачки так и продолжают вздрагивать. Паниковать. Но вскоре поддаются вонючему запаху. Этот запах немного разъедает их -зрачки, цвета смерти, в глазах хамелеонах, и глаза начинают плакать. Во всем виновата едкость. Мозг поймал сигнал. Мозг? Он начал шевелиться. Начал чем-то наполняться, тишина начала отступать, появилось сопротивление пластилиновому запаху. Мозг активно подает сигналы всему телу. Ноздри раздуваются и что-то щекотно -нежное шевелиться в носу, в области переносицы, пальцы начинает покалывать, это ток рыжих волос, разливается по телу ,как ярко красный соус по белой шерсти. Слишком заметно и вульгарно. Вот так же и ток рыжих волос, заметно и вульгарно колит все тело, пальцы на руках, на ногах, полностью все тело. Теперь это похоже на сгусток энергии, маленькие уколы бреда в каждой клеточке мозга, заставляют его функционировать, разрывая физическую оболочку, вот вот появятся синяки. А все просто по тому, что ни малейшая частичка, даже гребаные паразиты, что живут внутри, ничего из этого не хочет стать фотографией на железных нитках в руках кукловода, юмориста, да и убийцы еще к тому же. Все против. Все хочет жить. И тут…вздох. глубокий, резкий, ошеломляющий, кружиться голова, слезы рассекают лицо как горячее железо воду, безумность бежит по венам, оставляя в них свои частичку, что навсегда смешивается с кровью, теперь это на всю жизнь-безумная кровь, ноги превращаются в пожар, горят синем пламенем воды, самым странным и невидимым, волосы выпадают невидимыми волосинками и тут же растут новые невидимы волосинки. Они вырастают из под коры головного мозга, это кислородные трубки мозга -чтоб он мог дышать, он устал от пустоты. Трансформация тела почти закончилась. Еще немного. Все. Теперь оно немного слизкое, как у цыплят, что только что вылупились из яйца. Ему холодно, оно привыкает к новому миру, изучает себя, а мозг. В нем много всего, бред, страх, иллюзия, обман, математические формулы и правила этикета -как это все влезло туда? Неважно, теперь уже неважно, главное что там нет тишины. Теперь он наполнен достаточной информацией для существования в этом новом дне. Насколько его хватит, когда кислородные трубки только что обновленного сознания снова засоряться, а тело снова начнет вянуть, запутываясь в железных нитках людей -фотографий? Может день? может два, а может быть годы. Но в любом случае, трансформация неизбежна. Снова, когда нибудь.